Сон. Часть вторая

«Как хорошо, что сегодня воскресенье», - подумала Лена, лениво потягиваясь. В приоткрытое окно ее спальни на пятом этаже типичной московской многоэтажки доносились звуки пробудившегося от сна двора. Хлопали дверцы припаркованных автомобилей, заливисто смеялись играющие на площадке дети, стучали коготками прогуливающиеся по подоконнику голуби.

День обещал быть хорошим. Да и в целом весь август стояла прекрасная погода, было тепло и сухо, и абсолютно не верилось, что через пару дней наступит календарная осень.

«Пожалуй, поваляюсь еще немного», подумала Лена. В маленькой двухкомнатной квартире было тихо. Сын гостил у бабушки в Орехово-Зуево, а муж, хотя и вставал рано,  старался не шуметь. Лена удобно устроилась на левом боку и предалась своему воскресному ритуалу. Вот уже много лет, еще до встречи с будущим мужем, она, будучи прирожденной фантазеркой, да и вообще человеком не лишенным богатого воображения, в минуты благостного покоя погружалась в придуманный ею мир. Мир, в котором исполнялись ее мечты, реализовывались самые грандиозные планы,  в мир, который принимал ее  такой, какая она есть, ретушируя недостатки и восхваляя достоинства.

На пороге своего тридцатилетия, Лена, совершенно неожиданно, обнаружила в себе способности к рисованию. Пытаясь разобраться в истоках своего увлечения, она вспоминала детство, школьные годы. Но не находила там ничего, что объяснило бы ее нынешнее хобби. Как и все дети любила рисовать, особенно животных, получала пятерки на уроках рисования, но не более. Не слишком интересовалась искусством и не особенно хорошо разбиралась в художниках. Она не была поклонником ни одного из известных течений и стилей. Она просто жила в своих картинах, рисуя каждый раз так, как подсказывало ей сердце. Для выражения своего внутреннего я она чаще всего использовала карандаш, иногда гуашь. Сюжеты ее картин рождались внезапно, причем даже себе  она не могла объяснить, почему на листе бумаги появлялся тот или иной сюжет. Лишь самые близкие люди – муж, сын и родители, знали об этом ее увлечении. Пару картин  она повесила в своей уютной спальне, но чаще всего, ее работы находили себе место на чердаке родительского дома.

Но не сегодня. Сегодня, в созданном ею собственном мире, картинами заинтересовалось известное глянцевой издание…

События нереальной жизни накатывали волнами одно за другим. Вот Лена на обложке модного журнала, десять ярких, пахнущих ароматом Нина Ричи страниц которого занимает ее интервью.

Легкое движение мысли – и она уже на открытии собственной выставки в одной из гламурных галерей. Вспышки фотокамер, микрофоны корреспондентов ведущих телеканалов, известные люди. В маленьком черном платье, Лена, яркая брюнетка с привлекательной для мужчин фигурой, была в тот момент центром вселенной. Ее закружило вихрем эмоций и впечатлений и…выбросило на берег реальности. Мокрым носом в ее лицо тыкался маленький рыжий котенок, Темка, которого сын подобрал на улице и принес домой.

«Считаешь, что пора бы и встать? Пожалуй, ты прав. Все-таки нельзя проводить выходной так бездарно», - почесывая мурлыкающего котенка, сказала Лена.

Лена встала с кровати, и, накинув на пижаму махровый халат, пошла в комнату мужа. «Пойдем-ка, посмотрим, что делает наш папка.»

Дверь в комнату Алексея была закрыта. Странно, подумала Лена, обычно Алексей вставал рано, и к ее пробуждению на кухне уже пахло тостами и свежезаваренным чаем. Но не сегодня…

Лена распахнула дверь – комната, погруженная в полумрак  (Алексей любил полную темноту и специально поставил на окно в своей комнате плотные рольставни), встретила ее тишиной.  Крадучись, Лена зашла в комнату.  Лежа на спине, Алексей мирно спал…

- Алексей, пора вставать, - негромко обратилась к мужу Лена, и подошла к кровати. Она начала нервничать, сама не понимая почему.

Фигура на кровати не шелохнулась.

- Хватит притворяться, я открываю окна, и пусть тебя в таком случае будят солнечные лучи, раз слова жены ты не слышишь!, игривым, но слегка истеричным голосом сказала она.

Не единого движения в ответ. Лена подошла к окну и подняла жалюзи. Повернувшись к кровати, она посмотрела на мужа. По-прежнему он безмятежно спал. «Сколько можно, Алексей, уже не смешно!», воскликнула она и дернула мужа за руку. Вернее, попыталась дернуть, но, схватив, тут же разжала свою ладонь. Лена застыла на месте. Рука Алексея была холодной. Холодной и бледной. Закрытые глаза и, как ей показалось, отсутствие дыхания дополняли картину.

Глядя на  мужа широко раскрытыми глазами, она оцепенела. Разум просто отказывался анализировать увиденное, и делать какие-либо выводы.

«Хорошо, что Коля сейчас у бабушки», почему-то именно это было первой мыслью, вернувшей ее в сознание.

 

Комментарии


Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:
Введите текст на картинке